Справки по телефону: +7 (841-2) 56-40-89
Касса театра: +7 (841-2) 56-30-46

КУПИТЬ БИЛЕТ В ИНТЕРНЕТ-КАССЕ

Написать руководству театра

Вера Дупенко: «Москва не мой город»

«Пенза плюс ТВ» «Пенза плюс ТВ»
№ 14 (1082)
3 апреля 2018

В этом году исполнится 7 лет, как актриса Вера Дупенко пополнила труппу Пензенского драматического театра. До этого были Борисоглебский и Тамбовский драматические театры. За двадцать лет на сцене она сыграла в полусотне спектаклей, но верит, что ее главная роль еще впереди.

— Вера, ты с детства мечтала стать актрисой?

— У меня это, что называется, было на роду написано. Мой папа служил заведующим постановочной частью тамбовского драматического театра, мама была педагогом по речи. Из роддома меня принесли в театральное общежитие, где мы тогда жили, и положили на шубу, которую дала пожилая актриса тамбовского драмтеатра, что выглядело весьма символично. Однако родители, зная, как тяжела доля артиста, решили отдать меня в музыкальную школу по классу скрипки, а потом я еще и музучилище окончила. Так что являюсь дипломированным специалистом, могу играть в симфоническом оркестре. Кстати, это умение мне пригодилось и в театре, так как в некоторых спектаклях я на сцене играю на скрипке.

— Но все же решила поменять свою судьбу?

— Да, поняла, что скрипка — это не совсем то, чего я хотела в этой жизни, и поступила в Тамбовский институт культуры на театральный факультет. Но, отучившись всего год, отправилась в Борисоглебск, и меня сразу же приняли в местный драматический театр. Первой ролью стала Черепашка в спектакле Володина «Две стрелы». Время, кстати, тогда было тяжелое, навалился кризис 1998 года, актеры попросту голодали. Спасибо нашему директору, который дружил с начальником местной исправительной колонии и выпрашивал для актеров продукты. Помню, прямо в театре нам варили пшенную кашу с прогорклым маслом, рагу из капусты... С тех пор я пшенку есть не могу, но тогда мы ждали эту тюремную еду как манну небесную.

В Борисоглебске я выдержала два сезона и перебралась в тамбовский драмтеатр. А параллельно 6 лет училась на заочном отделении Московского государственного университета культуры и искусств. Моими сокурсниками были Николай Потапов и Евгений Харитонов, который тоже играл на тамбовской сцене. А в 2011-м Сергей Казаков пригласил нас с Женей в Пензу, и Колю я тоже спустя два года следом за нами перетянула в пензенский драмтеатр. Жаль, не застала легендарных пензенских актрис Людмилу Лозицкую и Марию Тамбулатову, да и Михаил Каплан практически сразу уехал лечиться в Израиль. Из ветеранов могу отметить Генриха Дмитриевича Вавилова. Очень добрый и веселый дяденька, мы с ним как-то готовили праздничный вечер, так я от него услышала массу анекдотов.

— Существует мнение, будто бы среди актеров не бывает дружбы...

— Может быть, в каком-то театре так и есть, но в нашем в этом плане все вроде бы нормально. Во всяком случае, пакости никто друг другу не делает. С Аней Арзямовой дружу, с Яной Дубровиной... У нас в театральной гостинице образовалась своего рода одна большая семья. А вообще, в детстве мы все читали правильные книжки, и я всегда стремилась к тому, чтобы у меня были друзья и подруги. Но мои частые переезды этому не очень способствовали. Обзавелась вроде бы в Пензе хорошей подругой, но она сама уехала в другой город.

— Твой 11-летний сын по-прежнему занимается спортивной гимнастикой?

— Нет, Федору гимнастика разонравилась, теперь он у меня футболист. Кстати, я и сама заядлая футбольная болельщица, может быть, буду годы спустя гордиться спортивными успехами своего сына. А пока жду чемпионат мира, надеюсь, что у наших футболистов получится выйти хотя бы из группы.

— В твоем активе на пензенской сцене немало ярких ролей. Джейн из «Клинического случая», Лулу из «Крошки», Харита Огудалова в «Бесприданнице», Варвара Лебедкина в спектакле «Поздняя любовь»... А у тебя есть любимая роль?

— Звучит, наверное, банально, но у меня все роли любимые, потому что они как дети. Хотя есть и такие, которые запомнились больше, оставили в душе более яркий след. Я была первой исполнительницей роли Веры Николаевны в пьесе «Как боги», этот спектакль мы возили в Москву на фестиваль. Зрители любят пьесу, уже 70 спектаклей сыграли. Возможно, знаковой стала роль подсудимой крестьянки Марьи Крюковой в спектакле «История одного преступления». Роль трагическая, но мне, кстати, почему-то ближе как раз такие роли. И, между прочим, Михаил Яковлевич Каплан меня за нее похвалил.

— А розыгрыши в актерской среде приветствуются?

— О да, с этим все в порядке! Сколько раз было: играешь какую-нибудь драматическую роль, вся такая на надрыве, а наши шутники из-за кулис вполголоса напоминают тебе какой-нибудь смешной случай из твоей биографии. Сможешь удержаться и не прыснуть со смеху — прошла очередную проверку на вшивость. А вот я почему-то ни над кем не подшучиваю, даже как-то мысли не возникало. Но, может быть, когда-нибудь и начну.

— Не было желания по примеру некоторых коллег уехать в Москву?

— Нет у меня такого желания. Во-первых, Москва — не мой город, она давит меня своей суетой. Да и буду я в московских театрах на подхвате, большие роли мне, вчерашней провинциалке, никто не даст. Сняться в паре-тройке сериалов в эпизодических ролях тоже сомнительное удовольствие. Здесь же мне дают серьезные роли, много снимаюсь в рекламе, да и вообще могу самовыражаться, а что еще артисту нужно для счастья?!

Яков БЕЛКИН.

Источник: «Пенза плюс ТВ»