Справки по телефону: +7 (841-2) 56-40-89
Касса театра: +7 (841-2) 56-30-46

КУПИТЬ БИЛЕТ В ИНТЕРНЕТ-КАССЕ

Написать руководству театра

Сергей Казаков: «Театр — не место для религии и политики!»

«Пенза-Онлайн» «Пенза-Онлайн»
18 января 2018

Художественный руководитель Пензенского областного театра им. А. В. Луначарского Сергей Казаков рассказал порталу «Пенза-Онлайн» об итогах календарного года. Также в беседе мы коснулись нескольких вечных тем, связанных с театром, и не только...

— Сергей, расскажи, каким был прошедший год для Пензенского областного драматического театра?

— Скажем так: 2017 год не стал революционным, но был насыщен действительно яркими событиями. Причем яркими как для пензенского зрителя, так и для российской театральной общественности. В первую очередь хочу отметить Второй Международный театральный фестиваль «МаскерадЪ», который у нас случился благодаря поддержке губернатора. Надеюсь, фестиваль станет брендом Пензенской области, а в некотором роде он уже им стал. Его знают далеко за пределами нашего региона. «МаскерадЪ» проходит раз в два года.

Темой первого фестиваля, как мы все помним, было творчество Лермонтова, нынешнего, в год 100-летия Октябрьской революции, — советская драматургия, а в следующий раз, в 2019 году, «МаскерадЪ» будет посвящен Всеволоду Мейерхольду. Это поистине событие всероссийского масштаба.

Второе значимое событие — долгосрочный проект «Из-под пера». В рамках него мы уже в третий раз получили грант Министерства культуры РФ на постановку пьесы Елизаветы Трусевич «В зале есть врач?» — пьеса эта стала одним из победителей конкурса по поддержке современной драматургии. Спектакль поставил Ансар Халилуллин и получил высокую оценку известных театральных критиков. В частности, постановку отметили председатель экспертного совета Национальной театральной премии «Золотая маска» Александр Вислов и ректор ГИТИСа Григорий Заславский. Сейчас у нас приняли заявку на участие этого спектакля в «Золотой маске».

Также в проекте «Из-под пера» состоялось событие мирового значения. Впервые в России была в виде эскиза показана предсмертная пьеса Славомира Мрожека «Карнавал, или Первая жена Адама». До нас ее сценическое воплощение состоялось лишь на родине автора — в Польше. В планах театра — поставить пьесу Мрожека и включить ее в репертуар.

Кстати, в театральном мире есть некое негласное творческое состязание. Например, мы в свое время первыми в России поставили пьесу Юрия Полякова «Как боги», опередив с премьерой Белгородский областной драматический театр всего на один день. Сейчас эта пьеса с успехом идет по всей стране, но мы стали ее первооткрывателями.

Еще один наш значимый проект — «Открытая сцена — молодым». Его цель — предоставить молодым актерам возможность реализовать свои режиссерские амбиции. Амбиции — в хорошем смысле слова. Дело в том, что у каждой творческой личности, в конце концов, наступает период, когда человек думает, что жизнь прожита зря. Ведь театр — отчасти насилие над артистом. Он делает все, что скажет режиссер. А тут актеру предоставляется полная свобода действий.

Необязательно, что такой экспериментальный спектакль будет сразу же внесен в репертуар театра. Может, этого вообще не произойдет. Но, например, поставленный Никитой Кузиным спектакль «Любовь до потери памяти» собрал полный зал восемь раз подряд. Разумеется, мы включим его в репертуар.

— Знаю, что у театра было много гастролей. В том числе зарубежных...

— Да. Осенью, на день рождения Михаила Лермонтова мы вместе с сотрудниками музея-заповедника «Тарханы» были в Австрии. Играли композицию по его произведениям. В декабре ездили в Венгрию. На сцене российского культурного Центра в Будапеште показали спектакль «Сублимация любви». По России тоже ездили. В частности, в Тамбове, на Всероссийском театральном фестивале имени Н. Х. Рыбакова показывали спектакль «Путь левой руки», и наши заслуженные артистки Галина Репная и Наталья Старовойт взяли приз за лучший сценический дуэт.

— Некоторые относятся к театру как к развлечению. Насколько, по-твоему, они правы?

— У нас есть определенное представление о театре. Которое, в любом случае, предусматривает созидание и развитие. Будь то вперед, вверх или вбок, но обязательно развитие, а не развлечение. Но есть консервативный взгляд околотеатральной элиты, на который мы могли бы не обращать внимания, но он задевает за живое.

Приведу пример. К новому году мы выпустили сказку «Белоснежка». Мы каждый раз принципиально ставим к праздникам новый спектакль, считая, что Новый год — это не бессмысленное топтание у елки. Должен быть еще и воспитательный момент. Кстати, каждый новогодний спектакль после 50-кратной обкатки в каникулы затем тоже вводится в постоянный репертуар театра. Тем самым мы привлекаем молодого зрителя.

Так вот. Я стал свидетелем одного диалога в зале во время спектакля «Белоснежка». Ребенок восторженно кричал: «Мама, смотри, какие чудесные гномики!» На что мама оборвала его: «Что тут смотреть — пришили поролоновых кукол к трико и все дела, ничего чудесного».

Скажите мне — зачем это? Ребенку нравится, он верит в сказку, зачем разрушать это представление? Театр несет созидание, но не разрушение. Мы делаем все, что можем. Вы послушайте детей, что они скажут о «Белоснежке»? Только хорошее. А вот некоторые родители, к сожалению, пытаются выискивать негатив.

То же самое касается и «взрослых» спектаклей. Еще пример. В прошлом году мы поставили спектакль «Визит алой дамы» по пьесе классика XX века Фридриха Дюрренматта. Спектакль этот — про жизнь, любовь, деньги, предательство... По сюжету пьесы отец главной героини — архитектор. Правда, единственное, что он сделал по роду своей деятельности, так это вокзальный туалет. И он у нас в соответствии с авторской ремаркой стоит на сцене.

Многие видят на сцене замечательную игру прекрасной актрисы Натальи Старовойт, яркие костюмы, необычные мизансцены, песни и танцы. Но некоторые видят только туалет, о чем спешат рассказать на своих страницах в Фейсбуке и ВКонтакте. Друзья мои, если вы хотите увидеть туалет, вы только его и увидите. Причем где угодно. Повторюсь, но скажу, что у нас нет ни одного пошлого и циничного спектакля. Даже в непритязательных, казалось бы, комедиях есть глубокий смысл. Мы направлены на созидание, развитие души. Не разрушайте это мировоззрение!

— Есть ли у театра какие-то запретные темы?

— Театр не должен делать две вещи. Во-первых, он не должен вставать на позицию какой-то определенной религиозной конфессии. Ни в коем случае. Никакой религиозности. На божественную позицию — да. Это любовь, жизнь... Надо помнить, что в зале среди зрителей сидят люди самых разных конфессий, поэтому идти на провокации нельзя.

Все продолжают обсуждать эту историю с фильмом «Матильда». Я считаю, в этом споре неправы обе стороны. Режиссер знал, на что шел. Он знал, что будет скандал. Так и случилось.

Второе — театр ни в коем случае не должен заниматься политикой. Несмотря на мою общественную деятельность, вы не увидите в спектаклях нашего театра «политических игр». Даже если кто-то для себя что-то додумывает, я возвращаю его к вопросу туалета. Кто хочет его увидеть — увидит. А у нас одна политика — политика созидания.

Владислав Беляков

Источник: «Пенза-Онлайн»