Справки по телефону: +7 (841-2) 56-40-89
Касса театра: +7 (841-2) 56-30-46

КУПИТЬ БИЛЕТ В ИНТЕРНЕТ-КАССЕ

Написать руководству театра

Чистые идеи Славомира Мрожека

«Любимая газета — Пенза» «Любимая газета — Пенза»
№ 13 (920)
5 апреля 2017

Дни современной драматургии, проходившие на сцене Пензенского областного драматического театра, собрали немало желающих поразмышлять на вечные темы.

На этот раз в творческом проекте «Из-под пера» приняли участие не только актеры драмтеатра, но и артисты Пензенского ТЮЗа, «Театра на обочине», «Театра доктора Дапертутто», представив публике для свободного обсуждения четыре пьесы. Объединило участников своеобразного фестиваля желание работать не только с классикой, но и с произведениями, недавно вышедшими из-под авторского пера. Что-то на сцене зритель уже мог видеть, а что-то стало премьерой, причём российского масштаба.

Так, никто ранее в нашей стране не решался воплотить на сцене последнюю пьесу Славомира Мрожека «Карнавал, или Первая жена Адама». Уникальным действие на сцене оказалось и в силу того, что это был не спектакль в полном смысле слова, а сценическая читка: артисты импровизировали, не выпуская текста из рук. Впервые амплуа актёра на себя примерил завлит драмтеатра Виталий Соколов, оживив образ увядающего гения Гёте:

— С творчеством Мрожека у меня личные отношения. В театральной студии «Росток» мы первыми в городе поставили его пьесы: в 1999 году — «Волшебную ночь» и в 2007 году — «Полицейского». В 2015 году на русском языке спустя долгое время была опубликована его последняя пьеса (Мрожек умер в 2013 году) — и идея поселилась в голове.

СПРАВКА

Славомир Мрожек (1930 — 2013) — известный польский драматург-авангардист.

Для его писательской манеры характерна ирония и гротеск, выявление абсурдных сторон жизни. Мрожек восстает против примитивизации жизни и мышления, духовного оскудения личности, против вульгарного дидактизма в искусстве.

Помимо Гёте, в сюжете задействованы такие персонажи, как Сатана, Епископ, Прометей, чета Евы и Адама, дополненная Лилит (согласно сюжету, его первая жена). Пришедшие на карнавал столь разномастные герои переживают личные драмы и проявляют себя не лучшим образом, например Ева, движимая стремлением продолжить род человеческий и перестав в том надеяться на мужа, уходит с карнавала в положении. Адам также оказывается непостоянным в привязанности, впрочем, как и Епископ. И хотя пьеса — почти сплошной диалог, сущность героев оказалась скрытой и незамеченной. При этом очевидно, что таковой и была задумка драматурга, словно подводящего этой работой итог жизни.

— О чём пьеса? Мир куда-то катится, и люди, это понимая, хотят это остановить. Сатане сейчас не нужен человек от Адама, который может размышлять о хрупкости мира, ему нужен Адам равнодушный, безразличный, собирающий коллекцию женщин, — высказал своё видение режиссёр читки, артист драмтеатра Сергей Пахомов.

Зрители также жарко обсуждали увиденное: кто-то копнул в греховную природу человека, другие задумались о вечности и скоротечности жизни.

— Я ничего не поняла, — сообщила заслуженная артистка России Наталья Старовойт.

— Пьеса поставила в тупик даже критиков, которые ничего внятного не могут на её счет сказать, и в этом смысле обсуждение пензенской публики обнаружило большее разнообразие, — отметил театральный критик, преподаватель ГИТИСа Александр Вислов.

— Читка пьесы — это процесс интимного общения зрителей с автором, которые очищены от режиссёрских трактовок, — резюмировал художественный руководитель областного драмтеатра Сергей Казаков. — Поэтому в этом смысле зрители получили уникальную возможность коснуться идеи Мрожека практически в чистом виде.

Анна ШАРОВСКАЯ