Справки по телефону: +7 (8412) 56-40-89
Касса театра: +7 (8412) 56-30-46

КУПИТЬ БИЛЕТ В ИНТЕРНЕТ-КАССЕ

Написать руководству театра

Сергей Казаков видит вещие сны

«Молодой ленинец» «Молодой ленинец»
№ 32 (7808)
8 августа 2016

20 августа заслуженный артист России, художественный руководитель Пензенского драматического театра Сергей Казаков отмечает 50-летний юбилей. Чем не повод пообщаться в преддверии круглой даты.

— У меня шутка такая есть, — говорит Сергей Владимирович. — Когда меня перед каждым днем рождения спрашивают: «Чего вы достигли за эти годы?» — я отвечаю: «Ипотеки на 15 лет за квартиру в доме, который в два раза старше меня».

А если серьезно, то я ощущаю себя лет на 30 и не чувствую, что чего-то достиг. Мне кажется, что своего главного слова в театре я еще не сказал. Я ощущаю себя больше актером, чем управленцем, но так сложилось, что наш театр выбрал своим капитаном именно меня. У нас замечательный тандем с директором Александром Фоминым. Недаром мы седьмой год подряд входим в число лучших театров России.

— Знаю, что у вас есть традиция — не отмечать свои дни рождения...

— На этот раз я не могу проигнорировать круглую дату, тем более что обещали собраться мои близкие друзья. Это будет своего рода междусобойчик, капустник в узком кругу. Но главный мой подарок — намеченный на 14 сентября бенефис в премьерном спектакле «Кабала святош» по пьесе Михаила Булгакова.

Я играю главную роль — Мольера. С которым, кстати, у нас много общего. Он так же, как и я, руководил театром, который в итоге стал придворным. Это подтверждает мои слова о том, что театр должен быть придворным, власть должна любить театр, посещать его и баловать. Только в этом случае театр может состояться.

Как только храм Мельпомены становится самоокупаемым, появляются слова «бизнес» и «зарабатывание денег» — театру наступает конец. Потому что бизнес и творчество несовместимы. В крайнем случае приходится мучительно искать баланс.

В провинции театру сложно конкурировать за зрителя при наличии огромного количества концертных площадок и мероприятий — антрепризных спектаклей и гастролирующих певцов. Людей, которые имеют возможность посетить в течение недели и наш спектакль, и выступление заезжих звезд, не так уж и много. И вот они начинают разрываться, куда пойти...

Мы берем еще и невысокой стоимостью билетов, поэтому на премьерах у нас аншлаги, а после 3-4-го показа идет спад. Театралы посмотрели, а дальше идет обычный зритель, просто люди, которые решили «А давай сегодня пойдем в театр!» Поэтому приходится ставить в течение сезона 8-9 премьер, чтобы театралы нас не забывали.

— Известно, что все актеры лелеют в душе мечту сыграть Гамлета. Признайтесь, вы из их числа?

— За 26 лет на большой сцене я переиграл все, кроме Гамлета. Но не имею ни малейшего желания играть эту роль. Гамлет не мой персонаж!

Я не понимаю его страданий, его желания убить дядю, довести маму до белого каления, невесту до сумасшествия... Он мне совершенно не симпатичен. Мы все любим правду, но все должно быть в разумных пределах. А Гамлет — законченный эгоцентрик, думает только о себе.

— Но это же классика! Сюжет, берущий за душу и заставляющий думать! Кстати, почему в последние годы театральная классика стала дефицитным товаром?

— Ну это спорно. К примеру, на нашей сцене радикальные эксперименты не приживаются. Это хорошо для камерного театра мест на 100, не больше, а в Пензе публика воспитана по системе Станиславского, и она может крикнуть «Верю!» или «Не верю!» Поэтому мы и ставим много классических вещей. Можно, конечно, качнуться чуть влево или вправо, но не сильно.

Та же самая история в Малом театре. Это классический театр, и на его спектакли просто так билеты не достать уже не одно десятилетие. Они ставили и ставят классику, хотя при желании могут показать, что и им не чужды современные веяния, но это будет очень дозированно.

Я вот тоже чувствую себя своего рода фармацевтом, который дозированно дает пилюли. Мы можем удивить, но так, чтобы не спугнуть зрителя. Ведь что такое пензенский театральный менталитет? Это горная река, где спокойно плыть по течению не получится, нужно постоянно управлять своей байдаркой.

При этом мы всегда, как говорится, в тренде. Дружим с ведущими театральными драматургами: нам пишут, например, Ольга Михайлова, Юрий Поляков, мы первыми ставим их спектакли.

— Вам никогда не хотелось попробовать себя в качестве режиссера?

— Попытки были, но я понял, что это, по большому счету, не мое. Правда, в рамках «Товарищества актеров Сергея Казакова» есть планы поставить пару спектаклей, в том числе вывезти премьеру в Будапешт. Но в душе я себя режиссером не считаю. Сам ставлю только по необходимости, когда в бюджете театра нет денег на приглашенного режиссера.

— Какие изменения произошли в труппе театра?

— У нас пополнение — шесть актеров. Среди них как вчерашние студенты, так и опытные артисты — я имею в виду Андрея Аббасова. Когда-то он играл в нашем театре, потом уехал в Москву, но сейчас решил вернуться.

В то же время нас покинули Анатолий Иванов и Игорь Серебряный. Иванова мы приглашали год назад как актера, но он поставил у нас два спектакля и решил, что ему предначертано быть режиссером. Так что он сейчас ставит очередной спектакль в другом городе. А Серебряный видит свое будущее в качестве диджея. Ну, может, у него там и в самом деле будет лучше получаться.

— Какие премьеры мы увидим в новом сезоне?

— Сезон ознаменуется тремя премьерами-бенефисами. Не считая моего, в декабре зритель увидит также комедийный спектакль «Филумена Мартурано» в постановке московского режиссера Дмитрия Петруня, с которым мы уже сотрудничали. Это будет бенефис пока еще заслуженной артистки России Галины Репной, документы на звание народной в стадии утверждения.

А весной мы покажем «Визит старой дамы» — тоже от столичного режиссера Александра Баркара. Премьера будет приурочена к бенефису Натальи Старовойт.

— Интересно, а есть ли у Сергея Казакова какие-то приметы, связанные с премьерами?

— Перед каждой премьерой ближе к полуночи я выхожу на сцену, когда никого нет. Горит только дежурный свет, и я прошу помощи у наших ангелов-хранителей: бывшего худрука театра Виктора Огарева и наших бывших прим Людмилы Лозицкой и Марии Тамбулатовой. Они всегда отвечают взаимностью!

— Может быть, вы и в вещие сны верите?

— На днях мне приснился сон, который буквально врезался в память. Обычно я сны не запоминаю, но этот...

Как будто мы с супругой поехали отдыхать. Горный склон, покрытый травкой, внизу плещется море... И на травке сидят люди. Вижу, Гордон с молодой женой. «Привет, Саша!» — «Привет, Сергей!» И вижу, дальше по склону идет какой-то мужик. Я спрашиваю Гордона, мол, кто это. «Да это же известный писатель Фазиль Искандер!»

Я подхожу, представляюсь, начинаю рассказывать, как мне нравится его фантастическая повесть-притча «Кролики и удавы». Слышу в ответ: «Я очень рад, приятно, что меня читают».

Утром просыпаюсь, включаю новости: умер Фазиль Искандер! Я ничего не придумал, сон мне на самом деле приснился, я до сих пор в шоке.

Вот теперь думаю: может, я к 50 годам стал провидцем?

Яков Белкин

Источник: «Молодой ленинец»