Справки по телефону: +7 (841-2) 56-40-89
Касса театра: +7 (841-2) 56-30-46

КУПИТЬ БИЛЕТ В ИНТЕРНЕТ-КАССЕ

Написать руководству театра

Анатолий Иванов уже в Пензе — репетирует Островского

«Молодой ленинец» «Молодой ленинец»
№ 32 (7756)
11 августа 2015

На минувшей неделе в Пензе произошло событие — интереснее не придумаешь. Труппу областного драматического театра пополнил известный актер театра и кино Анатолий Иванов. Невольно вспоминаются времена, когда на пензенской сцене блистали Александр Панкратов-Черный, Михаил Светин, Виктор Смирнов... Правда, все они тогда находились в начале своей звездной карьеры, а Анатолий Иванов приехал в наш город уже состоявшимся актером.

Девиз Мейерхольда на джинсах

— Анатолий Николаевич, не могу не спросить... Что же все-таки стало причиной переезда в театральный, но провинциальный город Пензу? — поинтересовался у актера корреспондент «МЛ».

— Это нужно сказать спасибо художественному руководителю вашего театра, моему старому другу Сергею Казакову. Именно он предложил мне актерскую ставку в пензенском драматическом театре.

Кстати, с Пензой у меня давняя связь. Когда-то на сурской сцене шел спектакль Беляковича «Ромео и Джульетта», и я тогда по просьбе Валерия Романовича подменял заболевшего актера в течение года, каждый месяц приезжал играть в ваш город.

В Театре на Юго-Западе я тоже играл Ромео, так что роль для меня была привычная, а в тандеме с Таней Карпекиной — тогдашней звездой пензенского драмтеатра — я чувствовал себя очень комфортно.

— В 2008 году вы неожиданно решили покинуть Москву и уехали в родной Волжский...

— Я в Москве уже начинал задыхаться от бешеного ритма жизни, от постоянных пробок, беспросветной загнанности... Хотелось творить неторопливо. чтобы никто на тебя не давил. И в итоге мы с еще одним актером Театра на Юго-Западе Вячеславом Гришечкиным. известным по роли Берии сразу в трех фильмах, решили рвануть в Волжский.

В городе с населением 350 тысяч жителей не было своего театра. И мы с Гришечкиным этот вопрос сразу подняли на встрече с мэром. Тот вдохновился идеей, сказал: «Театру быть!» — и отдал нам под драматический театр бывший кинотеатр «Родина».

Местные депутаты выделили средства на расширение сцены, свет, декорации, костюмы... Актеров набирал по школам. А на мою постановку по Шукшину «А поутру они проснулись» я пригласил в качестве зрителя главного режиссера волгоградского драмтеатра «НЭТ». народного артиста России Отара Джангишерашвили. Тот впечатлился и предложил мне стать его ассистентом Это был какой-никакой карьерный рост, так что я оставил театр в Волжском на Славу Гришечкина. а сам перебрался в областной центр. Очень благодарен Отару Ивановичу за мастер-класс в преподавании режиссуры...

— И тут появился Сергей Казаков с предложением опять все изменить в своей жизни и переехать в Пензу?

— Первый раз он мне сделал такое предложение в 2013 году, когда я на зимние каникулы приезжал в Пензу. Но я тогда вел в Волгоградском институте культуры и искусств группу студентов на актерском отделении, и мне нужно было дождаться их выпуска.

А тут в феврале 2015-го Казаков снова звонит, мол, давай к нам актером, для тебя уже роль есть в премьерном спектакле. На этот раз я согласился.

— А что за роль вам пообещали?

— Роль Лавра в спектакле по Островскому «Последняя жертва». Режиссером постановки выступил заслуженный артист России Василий Конопатин. Сегодня как раз первая репетиция. Кстати, репетирую я всегда в специальных джинсах, на которых вышито изречение моего любимого режиссера Всеволода Мейерхольда: «Помни о корнях своих, но будь человеком своего времен. Иди вперед!»

У Мейерхольда был любимый ученик Борис Равенских А у него в свою очередь учился Белякович, который и для меня стал учителем. И у всех был один и тот же девиз.

К слову, вчера, только приехав, я уже побывал в Доме Мейерхольда, прикоснулся к вечному.

— Какие вам создали бытовые условия?

— Для меня главное, чтобы были рабочий кабинет и спальня. A еще я попросил у Сергея Казакова айфон и абонемент на фитнес. Он мне по приезде вручил телефон, правда, пока не айфон, а попроще. Ну и на фитнес сегодня с утра я уже сходил.

С жильем все оказалось очень неплохо. При театре есть своего рода гостиница, но это полноценные квартиры, с ванными комнатами и кухнями. Вот и мне одна такая досталась. Сегодня буду готовить гороховый суп, я без первого жить не могу. Правда, первый раз в жизни придется готовить на электроплите, но, думаю, это небольшая проблема

— Приехали без семьи?

— Бывшая жена до сих пор служит в Театре на Юго-Западе, сейчас она в надежных руках Валерия Беляковича. Так что в этом плане я человек свободный и открытый для предложений.

Еще скучаю по внуку Сашке, буду в столице — сразу его навещу.

В особняке Ходорковского

— В 17 лет вы из Волжского уехали в Москву, поступив в ГИТИС на курс к Людмиле Касаткиной и Сергею Колосову. Как у вас складывались отношения с педагогами?

— Мы, студенты, их боготворили, а они нас любили, как своих детей. Людмила Ивановна. например, очень не хотела, чтобы я после института пошел в армию, где меня могли отправить в Афганистан. Поэтому пробила, чтобы я оказался о Театре Советской Армии. Полтора года я там служил с сыновьями Табакова и Евстигнеева и с Александром Домогаровым. А форму мы только на присягу надевали

Потом перебрался в Театр им. Гоголя. Как-то в театре Валерий Белякович ставил «Игроков», где я играл Глова-младшего. После чего он увел меня в свой Театр на Юго-Западе.

Я немного боялся перебираться из центра на окраину Москвы, в какой-то подвал. Но на фоне развернувшейся в стране перестройки театр уже гремел, так что раздумывал я недолго. Меня сразу ввели в премьерный спектакль «Калигула» на роль Сципиона, а Калигулу в постановке играл Виктор Авилов.

Знаковой стала роль Ромео, с этим спектаклем мы объездили полмира. Получалось так, что периодически Джульетты менялись. Моей постоянной Джульеттой в Москве была Карина Дымонт, в Пензе — Таня Карпекина, в Японии — местная актриса, в США — тоже из местных, темнокожая.

— Забавные эпизоды во время спектаклей — это уже классика жанра. О чем вспомните?

— Как-то играл бандита по кличке Баранья Котлета в спектакле «Щи». И в конце действа по сюжету происходят бандитские разборки. Я должен был достать из сапога пистолет и направить его на партнера с криком: «Руки вверх». Кстати, тем партнером был Александр Наумов, тоже когда-то игравший в Пензе.

Но я в запарке просто-напросто забыл сунуть пистолет за голенище сапога. И вот я должен уже его доставать и чувствую, что пистолета нет. А Наумов, как репетировали, уже стоит с поднятыми руками. Надо что-то делать.

Я говорю: «Ну. подожди, сейчас я достану...» И давай шарить по карманам, выдерживать паузу. Наумов ничего не понимает. Говорит: «Ты чего, Баранья Котлета, гранату ищешь?» И тут выручил другой партнер, ткнул мне в спину своим пистолетом: «Руки вверх!» Я поднял руки, и сюжет стал развиваться дальше.

В тот момент я как раз вспомнил такую же историю с Евгением Евстигнеевым, еще в бытность его актером нижегородского театра. Он токе забыл пистолет и просто снял сапог, кинув его в партнера с криком: «Сапог отравлен!» После чего партнер принялся изображать конвульсии...

От Пуговкина до рекламы

— В кино вы дебютировали выпускником ГИТИСа — в фильме «Егорка» вашим партнером стал Михаил Пуговекин. Каким вам запомнился знаменитый комедийный актер?

— Настоящим счастьем было играть рядом с Михаилом Ивановичем! Мы пять месяцев тогда практически безвылазно жили в Ялте. Помню, идем с Пуговкиным по набережной, а за нами толпа поклонников великого актера. Ну и я гордо нос задирал, грелся в лучах славы Пуговкина.

Михаил Иванович в ресторане раздавал официантам свои фотокарточки с автографами и говорил: «Накормить и напоить молодых артистов». И меня и других выпускников ГИТИСа, занятых в фильме, кормили бесплатно

Помню, в бане, куда он нас тоже водил, сидя в простыне на верхней полке, говорил: «Ребята. из меня сделали какого-то дурака, я играю в кино одних клоунов. А я ведь в душе трагический актер». Мы подыгрываем: «Да. Михаил Иванович, конечно». — «Я так хотел Гамлета сыграть». — «Конечно, это ваша роль». — «Да?! Хотите, я монолог прочитаю? А смеяться не будете?» И. забросив простыню на плечо. как тогу, начал с выражением читать, подняв кверху свой нос картошкой: «Быть или не быть — вот в чем вопрос!..»

И тут мы в прямом смысле слова попадали со смеху. Посмотрел на нас Пуговкин и грустно констатировал: «Ну вот, и вы смеетесь...»

— Ваши последние работы в кино датируются почти 10-летней давностью...

— Ну да, покинув Москву, я как-то выпал из обоймы. Из последних работ можно вспомнить сериалы «Аэропорт-2», «Марш Турецкого», «Рублевка. Live».

В сериале о жителях Рублевско-Успенского шоссе я 40 серий снимался в роли Юрия Астахова, прототипом которого является адвокат Павел Астахов. Объездил всю Рублевку. Запомнилось посещение особняка Ходорковского, который к тому времени уже мотал срок. Забор с трехэтажный дом, какие-то атланты стоят, все в золоте. Как-то странно это все выглядело.

В той серии должна была сниматься Ксения Собчак, но она отказалась, ее заменили Леной Лениной.

— Вы еще и в рекламе успели засветиться?

— В 2002 году на рынок бытовой техники вышла компания. которая пригласила меня стать ее лицом. По телевидению демонстрировались ролики, в которых я был в образе шефа, причем реклама оказалась с явно выраженной сексуальной направленностью. Впрочем, застегнуть ширинку перед камерой для меня не стало большой проблемой.

После того как я снялся в шести роликах, меня стали узнавать на улицах. Причем но всегда такие встречи проходили на позитиве. Некоторое время техника этой компании частенько выхолила из строя, и претензии почему-то высказывали мне. В одном из городов разъяренная толпа даже устроила митинг и потребовала доставить туда «шефа», считая, что я и есть глава фирмы. Они не хотели верить, что я всего-навсего актер.

Вот что значит вжиться в образ, пусть даже и в рекламном ролике!

Геннадий МАРЧЕНКО