Справки по телефону: +7 (841-2) 56-40-89
Касса театра: +7 (841-2) 56-30-46

КУПИТЬ БИЛЕТ В ИНТЕРНЕТ-КАССЕ

Написать руководству театра

Театральное закулисье

«Молодой ленинец» «Молодой ленинец»
№ 36 (7707)
2 сентября 2014

Приходя на спектакль в областной драматический театр, зритель видит лишь верхушку айсберга. То есть непосредственно игру актеров на сцене. Конечно, большинству читающих эти строки известно о том, что в театре помимо актеров трудятся администраторы, декораторы, бутафоры, костюмеры... Но как именно выглядит их работа, знает не каждый.

Вот мы и решили восполнить пробел — познакомить читателей «МЛ» с театральным закулисьем. А помог нам в этом деле заведующий литературной частью театра Виталий Соколов.

«Главное, чтобы костюмчик сидел...»

Экскурсию мы начали с цеха, где шьют костюмы. Заведующая пошивочным цехом Валентина Чурлина в театре уже 23 года.

«До сих пор переживаем, что пожар 2008 года уничтожил практически все театральные костюмы, — качает головой Валентина Тимофеевна. — А ведь среди них были поистине уникальные — некоторые хранились со времен драмкружка им. Белинского, существовавшего до революции.

Но и среди немногих сохранившихся есть костюмы с историей. Те, в которых играли наши народные артисты, в том числе ушедшие из жизни Людмила Лозицкая и Мария Тамбулатова. Причем изредка эти реликвии до сих пор используются в некоторых спектаклях».

Команда Валентины Чурлиной пошила костюмы уже более чем к сотне спектаклей. Работать иногда приходится в авральном режиме.

Это связано в основном с тем, что иногородние режиссеры нередко появляются в театре едва ли не накануне премьеры, как это случалось, например, с Беляковичем. А утверждение костюмов происходит непосредственно режиссером. И еще не факт, что эскизы ему понравятся.

«В запарке, бывает, и какой-нибудь казус случается, — рассказывают мастерицы. — К примеру, рукав вошьем в горловину, а выясняется это только на примерке. Кстати, мерки на каждого из актеров хранятся в нашем архиве. Фигура у подавляющего большинства не меняется долгие годы, и мы радуемся, что никто из них ни на диету не садится, ни поправляется. А то пришлось бы костюмы заново перешивать».

Есть у закройщиц и любимые спектакли, например, костюмированные сказки «Золушка» и «Снежная королева». Кстати, платье для Золушки необычное, оно сделано словно по заказу фокусника. Главная героиня в одной из сцен одета чуть ли не в лохмотья, а в следующее мгновение ее обноски превращаются в изумительной красоты платье!

Все наряды шьются по эскизам художника по костюмам Марины Смельчаковой. Кстати, в 1991 году Марина — еще под фамилией Худякова — стала победительницей городского конкурса красоты. Но ушла не в модельный бизнес, как ей настойчиво предлагали, а в театр, о работе в котором мечтала с детства.

«С моей профессией связано немало забавных историй, — утверждает Смельчакова. — Как-то актриса примеряла юбку с хвостом, сшитую для сказки, и заявляет: “Марин, а что это у меня хвост спереди?” — “А повернуть юбку не пробовала?”

Или две актрисы меряют одинаковые головные уборы, которые сшиты по индивидуальным меркам. Одна заявляет, что убор ей мал, а вторая говорит, что у нее голова тонет в шляпке. “Поменяться не хотите?” — спрашиваю их, сдерживая улыбку».

Рукотворный мир

А теперь мы в гостях у цеха, где мастерят декорации и бутафорию. Заведующие художественно-постановочной частью Николай Селиверстов рассказывает нам о подготовке к премьере возрожденного спектакля «Вадим» по неоконченному произведению Лермонтова.

Столяр Иван Синицын доделывает деревянный каркас купола церкви, который во время спектакля должен почти постоянно присутствовать на сцене. В театре Иван Николаевич трудится почти 30 лет. За эти годы он снискал себе славу затейника и балагура.

Одна из историй датируется началом 90-х. В минуты досуга Синицын вырезал из полешка... человеческую руку — ладонь с запястьем. Отшлифовал, покрыл лаком, так что с виду ее было не отличить от настоящей.

«Я эту культяпку в карман халата сунул да и пошел знакомиться с новым актером, который только пополнил нашу труппу, — рассказывает Иван Николаевич. — Подхожу к новоприбывшему, говорю: «Здравствуйте, я Иван Николаевич, театральный столяр». А сам свою родную руку прячу поглубже в рукав, вытаскиваю из кармана деревянную и протягиваю.

Актер автоматически пожимает деревяшку, тут же чувствует, что что-то не так, опускает глаза, и они у него становятся навыкат. «А... а как же вы с протезом работаете?» — спрашивает. «Да вот так, — говорю, — куда деваться-то? Я уже третий плотник в театре, которому руку циркуляркой отрезает. Те двое по инвалидности уволились, а я еще держусь. Левая-то вон — пока на месте».

О том, что его разыгрывают, актер узнал намного позже.

И здесь синтетика

А вы знаете, кто такой постижер? Это специалист по изготовлению париков, накладных усов, бород, бакенбардов. В театре это очень даже востребованная профессия. Постижеров в пензенской драме трое, а руководит ими Людмила Рязанова.

«Я в театре уже 45 лет и помню времена, когда парики делали из натуральных волос, — говорит Людмила Николаевна. — Причем делали мы их сами, а волосы или покупали, или по знакомству выпрашивали в парикмахерских. Но после пожара от тех париков остались одни воспоминания. Сейчас же все делается из искусственного волоса, а парики, шиньоны, усы, бороды мы покупаем в специализированном магазине. Но зрителю все равно не видно, натуральный волос или искусственный, так что трагедию мы из этого не делаем».

У постижеров на памяти тоже хватает забавных историй.

«Лет 25 назад Женя Бакалов играл в спектакле “Дракон” Ланцелота, — вспоминает Людмила Рязанова. — В первом акте перед публикой артист щеголял с густой шевелюрой, а в антракте попросил мою коллегу Ольгу остричь его под ежик. Мол, по сюжету после битвы с Драконом прошел год, и герой Бакалова неожиданно постарел и полысел.

Об этой задумке не знал никто, и, когда Женя вышел на сцену, остальные актеры просто лишились дара речи. Не говоря уже о зрителях...

А к спектаклю “Тихий Дон” мы нашим ряженым казакам чубы приделали к козырькам фуражек. И в сцене сабельной схватки у одного из актеров фуражка свалилась вместе с чубом!

Смешно получилось с Андреем Аббасовым, когда в спектакле “Дамы и гусары” ему пришлось целоваться с Альбиной Смеловой. Поцелуй получился таким “удачным”, что накладные усы нашего гусара остались на шиньоне Альбины. Что после этого творилось в зрительном зале, словами не передать».

Вершина айсберга

Конечно же, перед тем как покинуть театр, корреспонденты «МЛ» не могли не заглянуть на сцену, где актеры готовились к репетиции музыкальной сказки «Все мыши любят сыр». Об интересном совпадении рассказал Сергей Дрожжилов. Он, Ольга Белякова и Анатолий Громов играют в этом спектакле семью серых мышей. Папа, мама и сынок соответственно.

А в премьерной постановке «Вадим», которая скоро будет представлена пензенскому зрителю, Дрожжилов также играет главу семьи, Белякова — его супругу, а Громов — сына. Получается, что мышиная семья в полном составе перекочевала из музыкальной сказки в серьезное драматическое произведение.

«У нас порядка 40 актеров, а работают в театре 200 человек! — подводит итог нашей необычной экскурсии Виталий Соколов. — И, конечно, далеко не все имена причастных к очередной постановке появляются на афишах, а уж в лицо зритель и вовсе практически никого не знает из тех, кто мастерил декорации, костюмы, бутафорию. И очень здорово, что хотя бы о ком-то из них пензяки узнают благодаря “Молодому ленинцу”».

Яков Белкин

Источник: «Молодой ленинец»