Справки по телефону: +7 (841-2) 56-40-89
Касса театра: +7 (841-2) 56-30-46

КУПИТЬ БИЛЕТ В ИНТЕРНЕТ-КАССЕ

Написать руководству театра

Островский в кедах

«Молодой ленинец» «Молодой ленинец»
№ 19 (7690)
6 мая 2014

Мода на молодых режиссеров в пензенском театре принимает все более причудливые формы. Не успели театралы перевести дух, познакомившись с оригинальной «Чайкой» Андрея Шляпина, как им предложили оценить творение совсем юного Алексея Шавлова. Ученик режиссерской школы Сергея Женовача поставил на пензенской сцене пьесу Островского «Бедность не порок».

Подготовка зрителя к премьере началась уже во время репетиционного процесса. Актеры во главе с худруком театра Сергеем Казаковым гуляли по Московской и распевали частушки под аккомпанемент русских народных инструментов. Прохожие интересовались, что это за флешмоб устроили актеры. Когда выяснялось, что это промо-акция в преддверии нового спектакля, обещали прийти посмотреть постановку.

И вот настал день премьеры! Публику вживляли в атмосферу предстоящего действа уже при входе в зрительный зал, предлагая свернутые в кульки программки. Тем самым якобы предлагая сплевывать в них шелуху от семечек. При взгляде на сцену, изображавшую обшарпанные стены сельского клуба, становилось ясно, при чем здесь семечки. Деревня она и есть деревня!

Алексей Шавлов привлек к работе лучшие силы пензенской труппы. Роль Гордея Торцова доверили Сергею Казакову. Его жену Пелагею Егоровну играла супруга худрука — Альбина Смелова. Александр Куприянов блистал в образе пьянчужки Любима Торцова, а Василий Конопатин весьма солидно смотрелся в роли фабриканта Коршунова...

Время действа режиссер перенес... в безвременье. Те же костюмы героев оказались весьма далеки от тех, в которых, по замыслу Островского, щеголяли его герои. Кеды, спортивные трико, полосатые пиджаки — намешано было всего понемногу.

Впрочем, судя по долгим аплодисментам в финале, зрители остались вполне довольны.

Корреспондент «МЛ» пообщался с исполнителем роли купца Торцова Сергеем Казаковым.

— Сергей, каково это, когда с настоящей женой приходится играть семейную пару на сцене?

— Это нормально, хотя на самом деле и не так просто, особенно на стадии подготовки к премьере. С коллегами ты порепетировал и пошел домой. А тут это дело и дома продолжается! Роли наговариваем, все время в этой теме. Между нами идет какое-то внутреннее соревнование, мол, кто круче свою роль отыграет.

— Как актеры пензенского драмтеатра отнеслись к современной интерпретации классического произведения?

— Главное для меня, на что направлен режиссерский подход — на разрушение или созидание. Если я вижу, что концепция режиссера направлена на созидание, то все вопросы отпадают. Я уверен, что любой современный режиссер и актер, работая над классическим материалом, имеет право на собственную интерпретацию.

Возьмем ноты Бетховена... Пианист, который играл эту музыку 100 лет назад, по манере исполнения будет разительно отличаться от современного пианиста. Вроде те же самые ноты, но подача материала, аранжировка соответствуют духу времени. А вот если взять современного пианиста и отправить на 100 лет назад — его там просто распнут!

Мне кажется, что даже во времена Островского в разных театрах его спектакли ставили по-разному. В нашем спектакле ничего нет против Островского. Та же любовь, те же слова...

— Требования Алексея Шавлова выполнялись беспрекословно?

— Современным актерам нужно всегда помнить, что есть разные направления, и не зацикливаться на своем собственном видении. Если режиссер велит встать на голову, хороший актер встанет и только после репетиции спросит: «А зачем это было нужно?» А плохой актер сразу начнет возмущаться: «А чего это я должен на голову вставать? Объясните, будьте так любезны!»

Даже бытует такая практика при поступлении в театральные учебные заведения — члены приемной комиссии предлагают абитуриенту выбросить свой паспорт в раскрытое окно. Он-то не знает, что там внизу стоит специальный дежурный, который эти паспорта подбирает. Если поступающий мнется и начинает задавать лишние вопросы, ему указывают на дверь.

Артист должен беспрекословно подчиняться режиссеру, невзирая на то, согласен он с его точкой зрения или нет. Споры по творческой части могут быть, но не более того. Иначе ты хреновый артист или, как называет их завкафедрой мастерства актера театрального института Саратовской государственной консерватории Римма Белякова, головастик на тоненьких ножках.

Яков БЕЛКИН

Источник: «Молодой ленинец»