Справки по телефону: +7 (8412) 56-40-89
Касса театра: +7 (8412) 56-30-46

КУПИТЬ БИЛЕТ В ИНТЕРНЕТ-КАССЕ

Написать руководству театра

Сергей Казаков: «Конкуренции между пензенскими театрами нет и быть не может»

«Комсомольская правда» «Комсомольская правда»
№ 3-т (26016-т)
17 января 2013

На днях в рамках проекта «Интеллектуальный парк «Академия» прошла встреча с заслуженным артистом России, художественным руководителем Пензенского областного драматического театра имени А.В. Луначарского Сергеем Казаковым. Задать вопрос Сергею Владимировичу мог каждый, кто пришел на встречу: актер рассказал о своем жизненном пути, о курсе, который в настоящее время выбран для развития пензенского театра, о значении сцены для артиста в общем и для самого Казакова — в частности.

«Ртуть» — именно так охарактеризовал себя Сергей Владимирович в самом начале встречи, признавшись, что не может и десяти минут усидеть на месте. Деятельный, активный, инициативный, актер с самых ранних лет начал проявлять свой талант: маленький Сережа с пользой для своего творческого потенциала проводил летние каникулы у бабушки в деревне в Смоленской области. В то время как его сверстники были заняты более «мирскими» делами, мальчик организовывал «творческие встречи» для односельчан: брал в руки импровизированный микрофон, в быту более известный как деревянная толкушка, и изображал Льва Лещенко. Местные зрители по достоинству оценили талант юного дарования. Это было первой маленькой ступенькой в мир большого будущего.

Дальше — театральная студия, где Сергей Казаков постигал азы сценического искусства под руководством прекрасного режиссера, сценариста, педагога Натальи Сухостав. Кстати, это именно она дала дорогу в жизнь таким известным личностям, как Олег Табаков и Владимир Конкин. Затем — театральный институт Саратовской консерватории, три года работы в Смоленском областном театре драмы. И вот, наконец, молодой актер в 1990 году приезжает в Пензу.

Пензенский областной драматический театр имени А.В. Луначарского с первых же минут очаровывает Сергея Казакова. К счастью, это чувство взаимно. С тех самых пор наш театр и Казаков неразлучны.Однако пензенскому зрителю Сергей Казаков с некоторых пор известен не только как Коровьев из «Мастера и Маргариты» М.А. Булгакова, Бенволио из «Ромео и Джульетты» Шекспира, Фигаро из «Севильского цирюльника» и «Безумного дня, или женитьбы Фигаро» Бомарше и исполнитель десятков других ролей. В сентябре 2010 года Сергей Казаков стал художественным руководителем Пензенского областного драматического театра.

«Быть смешным и быть «объемным» — разные вещи»

— Вы сыграли около 80 ролей. Какой свой образ считаете наиболее удачным?

— Я не могу ответить на этот вопрос.

— В таком случае, какие роли вам ближе?

— Все меняется с возрастом. Раньше я любил смешить. Но при этом сыграть комедийную роль гораздо сложнее, чем кажется. Ведь мало комедийных ролей — настоящих, неплоских. Быть просто смешным и быть «объемным» — разные вещи. В то же время, будучи молодым, я сыграл немало драматических ролей. Взять, например, того же самого Вадима из одноименной пьесы. М.Ю. Лермонтова.Я все люблю. Для каждого актера очень важно расширение своих возможностей, своего творческого диапазона, и над этим надо постоянно работать.

— А какую роль вы никогда не хотели сыграть?

— Роль Гамлета. Это абсолютно глупая и бессмысленная роль. Конечно, в свое время это было гениально. Но Гамлет — эгоист, который принес людям много несчастий. К тому же это банально. Многие хотят быть Гамлетом, но уж точно не я. Уж лучше быть Бедным Йориком.

«Актер — профессия инертная»

— Вы являетесь одновременно и актером, и художественным руководителем театра. Каково это — совмещать в себе сразу два этих понятия?

— Я не совмещаю, я разделяю эти понятия. Человек, который придумывает концепцию театра, и человек, который воплощает эту концепцию в жизнь, — это разные люди. А потому в один момент я — актер, в другой — художественный руководитель.

— И каково быть именно актером?

— Профессия актера — это умение преодолевать состояние униженного самолюбия, это умение вкалывать. Вообще все в театре идет именно через преодоление. Быть актером — значит не только владеть профессией, но и уметь бороться с трудностями. Многое зависит и от режиссера, конечно. Просто так актер ничего не сыграет. Актер — это вообще профессия инертная. Чем жестче режиссер, чем он деспотичнее, чем безжалостней, тем лучше работает актер. Актер может расти профессионально лишь тогда, когда режиссеру удается разбить всю шелуху, в которой он прячется, как и любой другой человек. Со стороны актера это опять то самое преодоление униженного самолюбия, о котором я говорил. То есть умение преодолеть и выйти с гордо поднятой головой.

— А как у вас складываются отношения с кино?

— Попытки были, но не сложилось. Если честно, мне это скучно.

«Современные дети в тысячу раз умнее нас»

— Как вы оцениваете уровень нашего театра?

— Оцениваю не я, а зрители. Наверное, многие знают, что у нас в театре после шестого по счету спектакля принято организовывать зрительские обсуждения. Так, во время обсуждения пьесы «Ветер шумит в тополях» встала девочка лет 10-12-ти, которая призналась, что в театре в первый раз, и ее сюда насильно привела бабушка. Стоит и плачет — настолько ее впечатлил спектакль. Девочка сказала, что теперь часто будет сюда ходить. От таких откровенностей и у нас комок к горлу подошел. Артисты прослезились и стоя аплодировали этому ребенку.

— Но встречаются и негативные отзывы…

— Наверное, не тех спрашиваете! (Смеется.) Могу сказать, что мы дружим с очень жестким, объективным и влиятельным критиком — Григорием Заславским. Это человек, которого боятся все режиссеры и актеры страны. Так вот, на одной из центральных радиостанций недавно прошла беседа с Григорием Заславским, и он на протяжении 15-ти минут говорил о нашем театре, причем высказывал исключительно положительные отзывы.

— Как вы считаете, существует ли конкуренция между пензенскими театрами?

— Конкуренции нет и быть не может. Пензенские театры работают на разные аудитории, каждый занимает свою нишу. Например, есть замечательный театр Натальи Кугель — Центр театрального искусства «Дом Мейерхольда». То, что делает она, — здорово и, естественно, имеет право на существование. Наш же театр располагает залом на 950 мест, малой сценой, экспериментальной площадкой под кругом для искушенной публики. И с нашей стороны было бы преступлением против театра, против артистов и против зрителей ставить спектакль для 20-ти человек. Большой зал уже сам по себе предполагает постановку только таких спектаклей, которые понравятся большому количеству зрителей.

— В том числе и совсем юных зрителей…

— Да, этой зимой, наверное, в первый раз был ажиотаж на новогодние сказки. К примеру, «Снежная королева» шла по три раза в день, и мы неоднократно даже назначали дополнительные спектакли. Это потрясающая постановка с технической точки зрения — в ней задействованы все театральные цеха. На сцене происходили настоящие чудеса: город прямо на глазах покрывался инеем, Снежная Королева таяла, — и дети были в восторге. Прошло время сказок, которые условно можно было бы назвать «спрятался за пенек». Ведь современные дети в тысячу раз умнее нас, они буквально напитаны информацией. И если родители впервые приводят ребенка в театр на сказку, а он видит там тот самый «пенек», то и отношение ребенка к происходящему будет соответствующим. А если перед ним происходит настоящее волшебство, то ему обязательно захочется вернуться в театр еще.

Татьяна КОЗЛОВА.

Источник: «Комсомольская правда»