Справки по телефону: +7 (841-2) 56-40-89
Касса театра: +7 (841-2) 56-30-46

КУПИТЬ БИЛЕТ В ИНТЕРНЕТ-КАССЕ

Написать руководству театра
4 декабря 2017

Премьера спектакля «В зале есть врач?»: фотоотчет

Итак, 30 ноября в малом зале с аншлагом прошла премьера спектакля «В зале есть врач?» — «сновидения в одном действии» по пьесе молодого московского драматурга Елизаветы Трусевич. Постановка эта стала очередным этапом долгосрочного творческого проекта «Из-под пера», в рамках которого на сцене Пензенского драмтеатра впервые ставятся самые новые и интересные произведения современной российской драматургии.

Московскому режиссеру Ансару Халилуллину уже не в первый раз приходится быть «первопроходцем» новой пьесы, воплощать сюжет на тему «что было бы, если...» и выводить на сцену исторические личности. Во всяком случае, первая встреча его с нашим театром произошла именно в таких предлагаемых обстоятельствах: в 2012 году он поставил только что написанную по заказу драмтеатра пьесу Ольги Михайловой «История одного преступления», главные герои которой — российский премьер-министр Петр Аркадьевич Столыпин и его вечный оппонент граф Лев Николаевич Толстой, а еще некая вымышленная пензенская крестьянка, обвиняемая в убийстве, — судьба ее и стала поводом для дискуссий двух гигантов мысли.

Так и в новом спектакле: на малой сцене театра просто тесно от персонажей со знаменитыми фамилиями, а начинается всё с того, что в роковой день 29 января 1837 года у постели смертельно раненного на дуэли Пушкина появляется странный незнакомец в пенсне и утверждает, что он — врач, который может спасти поэта. Собственно, весь сюжет пьесы — или, точнее, трех новелл, составляющих ее, подобно булгаковским «снам» в «Беге» — завязан вокруг литераторов, врачей и тех, кто сумел счастливо совмещать две эти профессии: перед зрителями появляются Александр Сергеевич Пушкин и Владимир Иванович Даль, Иван Тимофеевич Спасский (домашний врач Пушкина) и Антон Павлович Чехов, доктор Эрик Шверер из Баденвайлера (того самого немецкого города-курорта, где лечился Чехов) и Михаил Афанасьевич Булгаков, а еще писательские жены — Наталья Николаевна Пушкина, Ольга Леонардовна Книппер-Чехова и Елена Сергеевна Булгакова, и, кроме того, двое братьев-студентов — Лев и Артём (тоже вполне реальные Лев и Артемий Рабенеки, оказавшиеся в Баденвайлере в одной гостинице с Чеховым). И всё это пестрое общество трех разных эпох — 1837-го года, 1904-го и 1940-го — играют всего пять актеров, порой чуть ли не прямо на сцене перевоплощаясь из одного персонажа в другого. Не будем раскрывать всех поворотов сюжета для еще не видевших спектакль, а просто перечислим исполнителей: худрук театра, заслуженный артист России Сергей Казаков (Пушкин и Булгаков), заслуженные работники культуры Пензенской области Альбина Смелова (Пушкина, Книппер-Чехова и Булгакова) и Сергей Дрожжилов (Спасский и Чехов), Илья Кочетков (Чехов, Артём, и Шверер) и студент-заочник Ярославского государственного театрального института Алексей Болдырев (Даль и Лев). Как видим, все они играют по две-три роли, а вот Юлии Кузнецовой досталась только одна, но сквозная — мальчик в вязаной шапочке, собственно, и ведущий всё действие (хотя в одной сцене она еще появляется в эпизодической роли Полицейского).

Режиссер не заставляет актеров глубоко вживаться в образы своих героев, образы эти скорее намечены несколькими яркими штрихами — не случайно в программке роли названы не «Пушкин» или «Чехов», а «За Пушкина», «За Чехова» и т. д. Вообще в спектакле много условностей, много игровой стихии: вместо скальпелей — гусиные перья, вместо медицинских пиявок и льда — тоже перья, лёгкие и красные; на грифельной доске достаточно написать мелом «шкаф», а потом добавить «тяжёлый» — тут же она и становится тяжелым шкафом, которым заслоняют дверь; Пушкин, сочиняя новое стихотворение, вдруг провидчески цитирует Пастернака, да так и не заканчивает строчку; в «живом» исполнении звучат то песня на стихи Бродского, то композиция современной белорусской группы «Серебряная свадьба» (мелодия этой песни под названием «Черная речка» вообще стала музыкальным лейтмотивом спектакля). Во всяком случае, автору пьесы Елизавете Трусевич — а для нее спектакль Пензенского театра стал драматургическим дебютом — очень понравилось воплощение ее текста. И зрителям тоже. На обоих премьерных показах, 30 ноября и 3 декабря, зал был полон, и в нем была та тишина, которая порой говорит больше, чем громкие аплодисменты. Впрочем, и аплодисменты в конце были — бурные и долгие.

В общем, сходите на спектакль. Он того сто́ит. Правда, в этом году уже не получится — на ближайший показ 17 декабря все билеты раскуплены, так что следите за афишей нового, 2018 года.

Фото © Дмитрий Журкин